Назад к новостям

МКАС при ТПП РФ отказался рассматривать второй спор Николая Максимова против Владимира Лисина и НЛМК

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ вынес постановление об отсутствии своей компетенции в отношении спора «Максимов против Лесина», с которым сам не согласен. Арбитры указали, что вынуждены отказать в рассмотрении спора в связи с практикой государственных судов, которые отменяют решения МКАС, признавая корпоративные споры неарбитрабильными.

Предприниматель и основатель ОАО «Макси-Групп» Николай Максимов повторно обратился в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России с целью добиться рассмотрения спора с Владимиром Лисиным, основным владельцем ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (НЛМК).

Конфликт между бизнесменами начался в 2007 году, когда стороны, подписавшие соглашения о продаже 50%+1 акция ОАО «Макси-Групп» в пользу НЛМК за 600 млн долларов США, обвинили друг друга в невыполнении условий сделки.

В 2009 году г-н Максимов подал иск в МКАС при ТПП РФ (в соответствии с арбитражными оговорками соглашений) с требованием о выплате выкупной цены спорного пакета акций в размере 15, 8 млрд рублей на основании того, что г-н Лисин не выполнил финансовых условий сделки. Изначальный иск был рассмотрен в МКАС при ТПП РФ, и с НЛМК в пользу Максимова было взыскано 9,5 млрд рублей. После вынесения решения арбитражем г-н Лисин и НЛМК подали заявление в Арбитражный суд города Москвы (дело А40-35844/11), который отменил решение МКАС при ТПП РФ в 2011 году.

Позиция судей государственного суда всех инстанций по данному делу была тождественна. В силу того, что арбитры МКАС (Иван Зыкин и Владимир Белых) имели трудовые отношения с Институтом государства и права Российской Академии наук и Уральской государственной юридической академии, чьи руководители предоставляли доказательства в МКАС со стороны г-на Максимова, судьи государственных судов усомнились в их беспристрастности. Вторым доводом отмены решения МКАС стали поправки в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, принятые в 2009 году (по мнению судей, ст. 225.1 закрепляет исключительную подсудность государственным арбитражным судам корпоративных споров). Таким образом, спор был признан неарбитрабильным.

В июне 2012 года г-н Максимов обратился в МКАС при ТПП РФ с новым иском к НЛМК с требованием взыскать убытки в размере 16,2 млрд рублей, которые, по его мнению, возникли из-за нарушения ответчиком базового и акционерного соглашения по сделке и вывода активов под свой контроль.

Председательствующим арбитром стал Джонатан Хайнс, партнер Morgan, Lewis & Bockius LLP, со стороны г-на Максимова был предложен Пер Рунеланд, партнер SJ Berwin, со стороны г-на Лисина — заведующий кафедрой предпринимательского права Высшей школы экономики Оксана Олейник.

Г-н Лисин возражал против передачи спора на рассмотрение арбитражу в силу того, что, по его мнению, спор может затронуть права ОАО «Макси-Групп», а также на том основании, что компания является предприятием с иностранными инвестициями, на которую не распространяется компетенция МКАС, так как п. 2 ст. 1 закона «О международном коммерческом арбитраже» не действует в части, предусматривающей передачу в МКАС споров с такими организациями (данный довод был отвергнут арбитражем, так как правовая защита иностранных инвесторов определяется п. 6 ст. 4 ФЗ-160 от 9 июля 1999 года «Об иностранных инвестициях в РФ», поэтому нет препятствий к передаче спора с иностранным участием во МКАС). Дополнительным основание против рассмотрения иска, по мнению НЛМК, является неарбитрабильность спора. Данный довод оспаривался г-ном Максимовым, так как «настоящий спор не является корпоративным для целей ст.33 и 225.1 АПК».

Рассмотрев доводы сторон, арбитры МКАС вынесли постановление по вопросу своей компетенции, в котором отказали в рассмотрении второго иска г-на Максимова. Доводами к такому решению стала неарбитрабильность спора, «так как новое разбирательство несет в себе «даже больше элементов корпоративности», а МКАС должен «прилагать все усилия к тому, чтобы его решение было юридически исполнимо», что практически невозможно с учетом позиции государственных судов, которые отменяют решения МКАС по корпоративным спорам.

Вывод о том, что спор является корпоративным по сути, основан на том, что договоры были посвящены выпуску и купле-продажи акций, порядку формирования органов управления группы компаний и принятия ими решений.

Стоит отметить, что арбитры МКАС назвали свой отказ от рассмотрения второго спора вынужденным и сочли неправильным подход государственных судов. По мнению состава арбитража, поправки в АПК РФ об исключительной компетенции государственного суда в отношении корпоративных споров были сделаны затем, чтобы углубить разграничение компетенции между арбитражными судами и судами общей юрисдикции, но к третейским судам они не относятся.

В добавление арбитры поддержали курс на арбитрабельность корпоративных споров, который активно поддерживается Министерством юстиции России в проекте реформы третейских судов. Подкрепляя свое мнение, арбитры указали на позицию Конституционного суда, который в постановлении от 26 мая 2011 года № 10-П отметил, что в третейские суды «не допускается» передавать только споры из административных и иных публичных правоотношений, а также споры в порядке особого производства — например, об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Арбитры подчеркнули, что корпоративные споры не относятся к числу категорий споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.

Таким образом, можно говорить о том, что практика российского третейского судопроизводства и дальше будет придерживаться позиции о неарбитрабильности корпоративных споров, что может отрицательно сказаться на ведении бизнеса в России, так как сторонам потребуется выводить подобные споры за пределы РФ и обеспечивать исполнимость иностранных судебных решений за рубежом.

Источник: Право.ru