+7 (495) 93 77 123

Алексей Ануфриенко | комментарий для "Адвокатская Газета": "Главные позиции КС в сфере уголовной юстиции за 2019 г."

25 февраля, 2020

Источник: Адвокатская газета

Главные позиции КС в сфере уголовной юстиции за 2019 г.

В итоговый Обзор практики Конституционного Суда за 2019 г. вошли 5 постановлений и 15 определений, разъясняющих уголовное законодательство

Мнения адвокатов относительно того, какой из судебных актов имеет большее значение, разделились. При этом один из них указал: в силу того, что решения Конституционного Суда обязательны на всей территории России и для всех органов государственной власти, включенные в обзор дела представляют значимость в той или иной степени, поскольку содержащиеся в них разъяснения неизбежно влекут внесение изменений в законодательство и формируют единообразную судебную практику.

Как ранее писала «АГ», Конституционный Суд РФ опубликовал Обзор практики за 2019 г., где представил 70 наиболее значимых правовых позиций (постановления, определения по жалобам и запросам), которые могут оказать воздействие на правоприменительную практику.

В раздел IV «Конституционные основы уголовной юстиции» вошли 20 судебных актов – 5 постановлений и 15 определений Конституционного Суда. Адвокат BGP Litigation Елена Манакова отметила, что обзор содержит небольшое количество значимых новаций, которые смогут разрешить вопросы, возникающие в правоприменительной практике в области рассмотрения уголовных дел.

Постановления КС

Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции

Адвокат уголовной практики ART DE LEX Алексей Ануфриенко посчитал, что особо стоит отметить Постановление КС № 18-П/2019, в котором Суд признал ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК не соответствующими Конституции, поскольку они позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный при производстве по уголовному делу в целях обеспечения гражданского иска на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.

Когда суд присяжных может рассматривать дела в отношении несовершеннолетних

Заявитель посчитал, что существует коллизия между данной нормой и ч. 2 ст. 325 УПК. Как указал Ленинградский областной суд, п. 21 ч. 2 ст. 30 УПК исключает возможность рассмотрения с участием присяжных заседателей дел в отношении лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, в то время как ч. 2 ст. 325 УПК обязывает рассмотреть дело с участием присяжных в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявил такое ходатайство. При этом не имеют правового значения возражения остальных подсудимых, если невозможно выделить их дело в отдельное производство.

Как указал областной суд, оспариваемая норма фактически лишает лицо, совершившее преступление в совершеннолетнем возрасте, права на рассмотрение его дела законным составом суда (в том числе с участием присяжных заседателей) в случае совершения им предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК преступления в соучастии с несовершеннолетним и невозможности выделить дело в отношении несовершеннолетнего в отдельное производство.

Прежде всего КС подчеркнул, что право на рассмотрение дела судом с участием присяжных не относится к числу основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Данное право, в отличие от права на независимый и беспристрастный суд или презумпции невиновности, не входит в основное содержание права на судебную защиту, а выступает в качестве одной из его процессуальных гарантий, отметил Суд.

По мнению КС, совершеннолетний гражданин не может быть лишен права быть судимым судом с участием присяжных заседателей, если он ходатайствовал об этом, даже при наличии в деле несовершеннолетних подсудимых, если суд сочтет, что выделение в отдельное производство дела в отношении них невозможно.

Для потерпевших срок уголовного судопроизводства начинает течь с момента подачи заявления о преступлении

Алексей Ануфриенко назвал Постановление КС № 23-П от 13 июня 2019 г. важным. Тогда Конституционный Суд проверял конституционность ч. 3 ст. 6.1 УК РФ, которая, по мнению заявителя, позволяла при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи лицом, впоследствии признанным потерпевшим, заявления о преступлении и до момента возбуждения соответствующего уголовного дела, завершившегося в дальнейшем обвинительным приговором.

КС признал спорную норму не соответствующей Конституции, так как она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевшего не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в вышеуказанных случаях.

Суд также постановил, что до внесения соответствующих законодательных изменений при определении разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевшего в обозначенной ситуации следует руководствоваться положениями ч. 3.3 ст. 61 УПК.

9 июля 2019 г. Конституционный Суд вынес Постановление № 27-П, в котором оценил конституционность ст. 199 Уголовного кодекса и первого примечания к ней, в той мере, в какой на их основании с учетом ст. 10 УК решается вопрос о возможности включения страховых взносов в состав подлежащих уплате публичных платежей для целей квалификации уклонения от уплаты налогов организации, совершенного до вступления в силу изменений, внесенных Законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции. Он указал, что придание им обратной силы в части включения страховых взносов в состав платежей, учитываемых для целей квалификации уклонения от уплаты налогов и (сборов) организации, совершенного до вступления в силу Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ, возможно только в том случае, если такое включение приведет к уменьшению доли неуплаченных платежей в сумме подлежащих уплате ею в совокупности. Это, отметил КС, будет означать улучшение правового положения лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Заявитель указал, что ст. 50 УПК противоречит положениям Конституции РФ, позволяя суду не ограничивать количество защитников на одного подсудимого, что приводит к манипулированию правом на квалифицированную юридическую помощь. Кроме того, указанная норма позволяет судебному сообществу допускать одновременное участие в деле защитников по назначению и по соглашению, что способствует возникновению множественной (двойной) защиты без воли на то доверителя.

Заявитель добавил, что согласно ч. 1 ст. 52 УПК отказ от помощи защитника может иметь место в любой момент уголовного судопроизводства и допустим только по инициативе подозреваемого, обвиняемого.Также отмечалось, что реализация права пользоваться помощью адвоката в уголовном судопроизводстве не может зависеть от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится дело, «т.е. от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению».

Тогда КС признал спорные нормы не противоречащими Конституции, указав, что они не позволяют дознавателю, следователю и суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Алексей Ануфриенко отметил: в силу того, что решения Конституционного Суда обязательны на всей территории России и для всех органов государственной власти, включенные в обзор дела представляют значимость в той или иной степени, поскольку содержащиеся в них разъяснения неизбежно влекут внесение изменений в законодательство и формируют единообразную судебную практику.

Читать статью:https://www.advgazeta.ru/novosti/glavnye-pozitsii-ks-v-sfere-ugolovnoy-yustitsii-za-2019-g/?fbclid=IwAR19GDsbadUhWYmWWJho7tKq_BOW_l5Y1qiPb8I-9n1po4j1skRC0pEeaIc