Назад к публикации

Вахтанг Федоров | комментарий для "Адвокатская газета": Предлагается ввести уголовную ответственность за воспрепятствование деятельности конкурсного управляющего

Источник: Адвокатская газета

В Госдуму внесен пакет поправок, которые, по мнению авторов, позволят пресекать злоупотребления, направленные на доведение кредитной или страховой организации либо негосударственного пенсионного фонда до формальных признаков банкротства  

Один из адвокатов указал, что, так как изменения предполагают конструирование составов по типу как формальных, так и материальных, поправки позволят своевременно пресекать преступное поведение и препятствовать наступлению негативных последствий. Второй отметил, что изменения в части повышения мер уголовной и уточнения административной ответственности за противоправные действия при банкротстве должны дисциплинировать кредитные и страховые организации, а также негосударственные пенсионные фонды. Третий заметил, что в предлагаемой ст. 196.1 УК РФ исключены специальные субъекты преступления, такие как руководитель и учредитель, что необоснованно расширяет круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство.

В Госдуму внесен пакет поправок в УК и КоАП, которыми устанавливаются дополнительные механизмы противодействия преступлениям, связанным с банкротством кредитной или иной финансовой организации.

Согласно пояснительной записке к поправкам в Уголовный кодекс (законопроект № 909883-7), нередко к моменту возбуждения уголовного дела по фактам умышленного доведения организации до признаков банкротства основная часть ликвидных активов выводится в иностранные юрисдикции, а действия виновных одновременно подпадают под признаки нескольких составов преступлений. Так, типичные в правоприменительной практике случаи умышленного создания условий мнимой неплатежеспособности организации зачастую вместо квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления в сфере банкротства, подлежат административно-правовой или уголовно-правовой оценке по совокупности иных преступлений (например, ст. 159, 160, 199.2 и 201 УК).

По мнению авторов законопроекта, подобному правоприменению отчасти способствуют действующие редакции ст. 195 и 196 УК, в соответствии с которыми неправомерные действия при банкротстве и преднамеренное банкротство являются уголовно наказуемыми только при наличии крупного ущерба. В то же время установление крупного ущерба осложнено тем обстоятельством, что проведение финансового анализа, в рамках которого готовится заключение о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного банкротства, осуществляется в период процедуры наблюдения, когда арбитражный управляющий ограничен в способах получения полной информации о финансово-хозяйственной деятельности должника либо не мотивирован к качественному и объективному выявлению соответствующих признаков.

Данное обстоятельство препятствует своевременному возбуждению уголовных дел в данной сфере, в частности по ст. 196 УК, создает условия для продолжения формирования мнимой неплатежеспособности кредитной организации, страховой организации или негосударственного пенсионного фонда, способствует выводу активов, увеличению задолженности перед кредиторами, а в конечном счете мотивирует правоприменителя к квалификации деяния по норме КоАП или УК, не соответствующей по своим признакам умыслу виновного и его общественной опасности.

В связи с этим предлагается дополнить УК РФ новыми ст. 195.1 «Неправомерные действия при банкротстве кредитной организации, страховой организации или негосударственного пенсионного фонда», 196.1 «Преднамеренное банкротство кредитной организации, страховой организации или негосударственного пенсионного фонда» и 197.1 «Фиктивное банкротство кредитной организации, страховой организации или негосударственного пенсионного фонда», содержащими как формальные, так и материальные составы преступлений.

«Реализация предлагаемого законопроектом правового подхода позволит уже на первоначальном этапе пресекать злоупотребления, имеющие своей целью доведение кредитной организации, страховой организации или негосударственного пенсионного фонда до формальных признаков банкротства, повысить превентивную функцию уголовного закона и не допустить вывода активов организаций из конкурсной массы», – подчеркивается в документе.

Отмечается, что с учетом положения ст. 2 Закона о банкротстве, согласно которому при банкротстве кредитных организаций, страховых организаций и негосударственных пенсионных фондов полномочия конкурсного управляющего может осуществлять не арбитражный управляющий, а государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», законопроектом прямо предусматривается, что ответственность наступает в том числе за незаконное воспрепятствование деятельности конкурсного управляющего.

Корреспондирующие поправки с целью устранения конкуренции административно-правовых и уголовно-правовых норм предлагается внести и в ст. 14.13 и 14.14 КоАП (законопроект № 909936-7).

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Константин Евтеев отметил, что изменения в части повышения мер уголовной ответственности и уточнения административной за противоправные действия при банкротстве должны дисциплинировать кредитные и страховые организации, а также негосударственные пенсионные фонды. В то же время, указал он, встает вопрос о целесообразности декриминализации таких действий при банкротстве физических лиц.

«Безусловно, сами по себе банкротные составы как преступлений, так и правонарушений являются большой редкостью, но это не значит, что они не заслуживают внимания. При этом весной прошлого года МВД просило и вовсе исключить ст. 196 и 197 из Уголовного кодекса РФ», – подчеркнул Константин Евтеев.

Адвокат заметил, что существуют и другие статьи Уголовного кодекса, которые гораздо чаще и эффективнее используются на практике, например, ст. 159 «Мошенничество» и 160 «Присвоение или растрата» УК.

Партнер, адвокат, руководитель уголовно-правовой практики ART DE LEX Вахтанг Федоров отметил, что законопроекты в своей взаимосвязи направлены на создание законодательной конструкции, в рамках которой предлагается по отношению к общим нормам, предусматривающим ответственность за различные виды преступного поведения, связанного с банкротством, отдельно выделить специальные составы, устанавливающие ответственность за противоправные действия руководителей и ответственных лиц кредитных организаций, страховых организаций или негосударственных пенсионных фондов.

По его мнению, предлагаемая модель в связи с распространением подобных случаев и в силу повышенной опасности указанных преступных деяний позволит в большей степени обеспечить защиту широкого круга граждан и организаций, их охраняемых интересов.

Вахтанг Федоров указал, что, так как изменения предполагают конструирование составов по типу как формальных, так и материальных, они позволят своевременно пресекать преступное поведение и препятствовать наступлению негативных последствий. При этом он заметил, что потребуется ряд необходимых корреспондирующих изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, в целом не влияющих на потенциал предлагаемой модели.

Адвокат АП г. Москвы Виталий Ульянов заметил, что, согласно пояснительной записке, авторы поправок целенаправленно исключили размер ущерба как критерий, разграничивающий ответственность лиц, совершивших правонарушения, на уголовную или административную. По его мнению, такой подход приведет к возможности привлечения к уголовной ответственности за деяния, не повлекшие сколь угодно существенной общественной опасности.

«Более того я полагаю, что даже в действующих статьях УК РФ критерии крупного и особо крупного ущерба не соответствуют объективным изменениям в экономике (девальвация рубля и инфляция). Стирание же вообще критерия ущерба как элемента состава преступления представляется необоснованным. Так, по мнению авторов, предлагаемые составы преступлений должны нести профилактическую (читай – устрашающую), а не правоохранительную функцию, что не соответствует основным началам законодательства РФ (в отсутствие общественной опасности не может быть преступления)», – заметил Виталий Ульянов.

Адвокат указал, что, безусловно, неправомерные действия руководства кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов представляют потенциальную угрозу достаточно широкому кругу граждан, доверивших им свои деньги. «По этой же причине сложно себе представить ситуацию, когда потенциальный преступник – руководитель банка будет скрывать документы или имущество, фальсифицировать бухгалтерскую отчетность, в результате чего клиентам будет причинен ущерб в меньшем размере, чем 2,25 млн рублей. По крайней мере, такие примеры в банкротстве банков, страховых организаций, да даже и просто юридических лиц мне неизвестны», – отметил эксперт.

Виталий Ульянов заметил, что в предлагаемой ст. 196.1 УК РФ исключены специальные субъекты преступления, такие как руководитель и учредитель (по отношению к ст. 196 УК РФ), что необоснованно расширяет круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. «В практике привлечения к субсидиарной (гражданско-правовой) ответственности в последнее время резко увеличилось число дел, где к субсидиарной ответственности привлекаются в целом рядовые сотрудники банков, например члены кредитного комитета, принявшие решение о выдаче кредита, либо иные сотрудники, зачастую выполняющие номинальную функцию и явно не получающие каких-либо экономических выгод (за исключением заработной платы) за выполнение своих должностных обязанностей. Проецирование такого же подхода в сферу уголовного права, на мой взгляд, недопустимо», – посчитал Виталий Ульянов.

Автор: Марина Нагорная

Читать статью: https://www.advgazeta.ru/novosti/predlagaetsya-vvesti-ugolovnuyu-otvetstvennost-za-vosprepyatstvovanie-deyatelnosti-konkursnogo-upravlyayushego/?fbclid=IwAR2ZNqzyP3Li9SsC5FUJHXR__6vYPg9zLpUDDC5gfeQsmPpxkA9uVDQ6Tjw