+7 (495) 93 77 123

Информационный бюллетень практики разрешения споров и медиации (Выпуск 6, 2019)

24 октября, 2019

1. «Процессуальная революция»: 1 октября вступили в силу масштабные поправки в Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РФ

Начнут работу пять апелляционных судов общей юрисдикции, девять кассационных и по одному кассационному и апелляционному военному суду.

Новые апелляционные суды будут пересматривать дела, которые по первой инстанции разрешают суды субъектов (Верховные суды республик, областные, краевые суды). В их же ведении окажутся споры по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Новые апелляционные суды будут вышестоящими судебными инстанциями по отношению к действующим на территории верховным судам республик, областным судам и прочим.

Кассационные суды общей юрисдикции по аналогии рассматривают дела в качестве суда кассационной инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Они станут вышестоящей судебной инстанцией по отношению к действующим на территории соответствующего судебного кассационного округа федеральным судам общей юрисдикции и мировым судьям.

Сплошная кассация

Главное изменение — так называемая сплошная кассация, привычная для арбитражного процесса, приходит и в гражданский процесс. Это значит, что новые суды будут рассматривать все кассационные жалобы, а раньше этот вопрос ставился перед судьей кассационного суда, который имел право не передавать жалобу на рассмотрение кассации.

Форма и содержание кассационных жалоб

Ст. 378 ГПК РФ в новой редакции предусматривает возможность подачи кассационной жалобы посредством заполнения формы на официальном сайте суда и представления прилагаемых к жалобе документов в электронном виде. Также изменен перечень документов, которые должны быть приложены к апелляционной жалобе. В частности, теперь нужно прикладывать документ, который подтвердит направление или вручение другим участвующим в деле лицам копий апелляционной жалобы и приложенных к ней документов (ранее заявитель представлял в суд копии документов – по количеству участников спора, а рассылкой материалов сторонам занимался сам суд).

Преюдиции

Теперь в гражданском процессе преюдициальными будут считаться постановления по делам об административном правонарушении. Раньше они были рядовыми доказательствами, которые не имеют заранее установленной силы.

Профессиональное представительство

Представителями в суде общей юрисдикции, за исключением дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами, отныне смогут выступать только адвокаты и лица с высшим юридическим образованием или ученой степенью.

Новый срок для взыскания судебных расходов — три месяца

Срок считается со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела.

Новые правила подачи иска

Теперь заявителю иска необходимо указывать дополнительные сведения об ответчике. Если ответчиком выступает гражданин, то в иске нужно будет указать один из его идентификаторов: СНИЛС, ИНН, серию и номер удостоверяющего личность документа, регистрационный номер ИП, серию и номер водительского удостоверения или свидетельства о регистрации транспортного средства.

Мировые соглашения

В Гражданский процессуальный кодекс ввели новую главу 14.1: «Примирительные процедуры. Мировое соглашение». В частности, суд теперь сможет приостановить производство по делу, чтобы стороны попытались помириться.

Изменение процессуальных сроков в АПК:

• 6 месяцев вместо 3 – на рассмотрение дела в суде первой инстанции (и 9 месяцев вместо 6 – для особо сложных дел);
• 5 дней вместо 3 – на подачу замечаний на протокол;
• 3 месяца вместо 6 – на подачу заявления о взыскании судебных расходов;
• 12 месяцев вместо 6 – на обращение с ходатайством о восстановлении пропущенного срока (в ГПК также на это дается 12 месяцев).

Профессиональное представительство

Арбитражный процесс, как и административный, становится профессиональным: для участия в процессе в качестве представителя понадобится предъявлять диплом о высшем юридическом образовании или подтверждать ученую степень по юридической специальности (это требование не касается адвокатов).

Новые правила отвода

Меняются правила для отвода судей арбитражных судов. Сейчас этот вопрос рассматривают председатель судебного состава, зампред или председатель суда. Судьи будут решать вопрос о собственном отводе сами — как сейчас в судах общей юрисдикции.

Новые преюдиции

В арбитражном процессе появились новые основания для преюдиции – теперь это не только «приговор суда по уголовному делу», но и «иные постановления суда по этому делу».

«Процессуальная революция» – это масштабный проект поправок в процессуальные кодексы. Новые суды призваны обеспечивать экстерриториальность судебных органов, рассматривающих споры, что должно послужить дополнительной гарантией независимости рассмотрения жалоб. Сплошная кассация в гражданском процессе представляется позитивным изменением, может компенсировать как невнимательность суда, так и низкое качество юридических услуг, либо их отсутствие.

Изменение же процессуальных сроков в арбитражном процессе представляется спорным: с одной стороны, увеличение срока на восстановление пропущенного срока может предотвратить возможные спекуляции оппонентов с целью разрешить существенный вопрос в отсутствие заинтересованной стороны, с другой стороны, истец, выигравший спор, должен будет учитывать риск подачи жалобы далеко за сроками обжалования.

Введение профессионального представительства в арбитражных и гражданских судах – изменение ожидаемое и является одновременно частичной заменой адвокатской монополии и ступеней в ее принятии, отложенном согласно планам Министерства юстиции РФ до 2023 года. До настоящего времени в юридическом сообществе остаются открытыми вопросы следующих аспектов нововведения: требуется оригинал диплома или только копия, необходимо ли предоставлять документ о высшем образовании, если участвовал представителем в данном деле до 1 октября 2019, но в другой инстанции, необходимо ли прикладывать диплом к подаваемым процессуальным документам наравне с доверенностью и т.д.

Федеральный закон от 28.11.2018 № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

См. также:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 26 «О некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона от 28 ноября 2018 года № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с началом деятельности кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции».

2. Появилась процессуальная возможность предъявлять в гражданском процессе иски в защиту прав и законных интересов группы лиц (т.н. групповые иски)

В новой редакции ГПК РФ появилась глава 22.3, устанавливающая порядок подачи и рассмотрения обращений от группы лиц, каждый член которой имеет однородные права и обязанности в отношении общего ответчика. При этом в группу лиц могут входить как юридические, так и физические лица, объединенные выбором одинакового способа защиты прав и схожими фактическими обстоятельствами возникновения прав и обязанностей.

Инициировать процесс может одно юридическое или физическое лицо от имени всей группы, при этом к дате обращения в суд к требованию должны присоединиться не менее 20 членов группы.

Присоединиться к требованию можно до перехода суда к судебным прениям. Впоследствии дело ведет одно лицо, представляющее интересы группы без доверенности, которое может быть заменено в случае его отказа от иска или по требованию большинства членов группы.

Обстоятельства, установленные решением, принятым судом по результатам рассмотрения группового иска, не доказываются вновь при рассмотрении дела по заявлению члена группы, ранее не присоединившегося к рассмотренному требованию либо отказавшегося от присоединения к нему, за исключением случаев, если эти обстоятельства им оспариваются.

Представляется, что новелла облегчит процесс рассмотрения массовых однородных требований к одному ответчику, что нередко встречается в потребительских, трудовых, страховых спорах, спорах в сфере ЖКХ, долевого строительства и т.д.

Федеральный закон от 18.07.2019 № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

3. Цифровые права и смарт-контракты – новое в Гражданском кодексе РФ

1 октября 2019 года вступил в силу ряд поправок в Гражданский кодекс РФ, в частности новую ст. 141.1, которая содержит понятие «цифровые права» – названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

То, что в Гражданском кодексе предлагают назвать «цифровым правом», сейчас известно как «токен». Фактически это – токен в блокчейне, который обеспечивает права собственнику пароля.

Для реализации прав на цифровые права законопроект совершенствует правила ГК РФ о форме сделок, в частности в пункт 1 ст. 160 вводится положение о том, что письменная форма сделки считается соблюденной также в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих (1) воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, (2) позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю.

Также законопроектом введены поправки в ст. 309 ГК РФ, предусматривающие возможность заключения самоисполняющихся сделок (т.н. смарт-контракты). Их особенностью является исполнение без конкретных действий граждан, такие сделки автоисполняются посредством информационных технологий. Например, если в банке подключен автоплатеж за мобильную связь или коммунальные услуги, то они самоисполняются посредством специального информационного алгоритма.

Законопроектом в Гражданский кодекс введены несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений – информационных прав. В первоначальной редакции также присутствовало понятие «информационные деньги», также известное нам как криптовалюта, однако в дальнейшем от таких нововведений отказались. Новые положения позволят урегулировать уже существующие правоотношения и призваны стать базой для апробации оформления хозяйственного оборота таких прав.

Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»

4. Верховный Суд РФ указал, что обжалование судебного акта, на основании которого предъявлено требование кредитора, должно происходить в соответствии с принципом последовательного обжалования судебных актов

Конкурсный управляющий должника и один из конкурсных кредиторов последнего обжаловали решение, вынесенное вне рамок банкротства и признавшее наличие у должника задолженности перед другим кредитором.

Апелляционный суд в удовлетворении жалоб отказал, рассмотрев их при этом по правилам о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, сославшись на разъяснения, приведенные в пункте 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

Суд кассационной инстанции поддержал выводы апелляции.

Однако Судебная коллегия напомнила о необходимости соблюдения принципа последовательного обжалования судебных актов суда первой инстанции в суды апелляционной и кассационной инстанций, а также в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, который распространяется как на лиц, участвующих в деле, так и на тех лиц, которые к участию в деле привлечены не были, но считают, что их права нарушены принятым по делу судебным актом.

Соответственно, при обжаловании участниками дела о банкротстве судебных актов в порядке пункта 24 Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» необходимо было выяснить, были ли эти судебные акты предметом пересмотра в суде апелляционной инстанции. В случае если, как в этом деле, оспариваемый судебный акт не был обжалован в апелляцию, пункт 22 Постановления № 36 применению не подлежит, а апелляционная жалоба лица, не привлеченного к участию в деле, должна быть рассмотрена по существу.

Экономколлегия ВС РФ вернула дело в суд апелляционной инстанции.


Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 13.08.2019 305-ЭС19-453 по делу N А40-154631/2017

5. Генеральный директор не освобождается от ответственности за причиненные обществу убытки, даже если заключение сделки, причинившей убытки, было одобрено общим собранием акционеров

Общество-1 владело 1 % долей в уставном капитале Общества-2. На общем собрании акционеров Общества 1 было одобрено увеличение уставного капитала Общества-2 за счет внесения неденежного дополнительного вклада в виде 100 % долей в Обществе-3, стоимость которой составляла 660 млн руб. При этом в решении не были определены конкретные условия сделки по передаче доли (в частности, размер доли Общества-1 в Обществе-2 после увеличения капитала последнего).

Во исполнение принятого решения директор Обществ- 1 направил в Общество-2 заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием размера и состав вклада, а также на то, что в результате увеличения уставного капитала доля Общества 1 должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4 013 руб. Решением внеочередного общего собрания участников Общества-2 заявление было принято на указанных условиях.

Иск акционера Общества-1 к директору Общества-2 о взыскании причиненных невыгодной сделкой убытков в суде первой инстанции был удовлетворен в полном объеме. Суд согласился с тем, что в результате передачи доли Общество-1 лишилось корпоративного контроля над Обществом-3. При этом взамен данного актива Общество-1 получило мизерную долю в Обществе-2, которая не имела фактической ценности, поскольку не предоставляла собой какой-либо объем корпоративных прав. Более того, Общество-2 не осуществляло какой-либо деятельности, единственным источником его прибыли была полученная доля в Обществе-3.

Апелляция отменила решение на том основании, что решениями общего собрания акционеров Общество-1 выразило согласие со сделкой (путем одобрения сделки в отсутствие указания размера доли после увеличения капитала). Решения оспорены не были, соответственно, отсутствует совокупность обстоятельств, необходимых для взыскания убытков.

Экономколлегия Верховного Суда, однако, с апелляцией не согласилась и обратила внимание на то, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок сами по себе не являются основанием для их безусловного исполнения директором Общества-1, обладающим неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок.

Таким образом, не будучи обязанным совершать сделку, директор тем не менее был обязан действовать добросовестно и разумно и должен был воздержаться от совершения действий, способных принести вред интересам общества.

Верховный Суд напомнил, что директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (согласно пункту 3 статьи 53 ГК РФ). При этом

Коллегия отметила, что тот факт, что решения общего собрания акционеров не были оспорены, не препятствует взысканию убытков с директоров. Поскольку суды не исследовали вопрос разумности и добросовестности директора, дело было направлено на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17.09.2019 N 305-ЭС19-8975 по делу N А40-5992/2018

6. Положения статьи 204 ГК РФ об остановке течения срока исковой давности в связи с обращением в третейский суд распространяются также на случаи отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по причине неарбитрабельности спора

Стороны включили в договор подряда третейскую оговорку, согласно которой споры, возникающие из договора, подлежат разрешению в третейском суде. После рассмотрения третейским судом требования о взыскании задолженности, выигравшая сторона обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа. В выдаче листа было отказано, поскольку суд посчитал, что спор не мог быть предметом третейского разбирательства, поскольку он вытекал из публичных отношений. Ссылаясь на отказ в выдаче исполнительного листа, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции пришли к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, в удовлетворении его требований было отказано.

Экономколлегия указала, что правила, касающиеся остановки течения срока давности для обращения в государственные и третейские суды, по аналогии могут быть распространены и на ситуации отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, когда такой отказ произведен со ссылкой на неарбитрабельность спора.

По мнению Коллегии, время рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа также засчитывается в срок осуществления защиты нарушенного права. Если в последующем в приведении в исполнение решения третейского суда будет отказано, течение исковой давности продолжится с момента вступления в силу определения об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. До окончания в арбитражном суде производства по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда у истца не было оснований для последующего обращения в государственный суд с теми же требованиями.

Иное прочтение норм означало бы, что рассмотрение спора судом, не имеющим компетенции, приводило к лишению истца конституционно-значимого права на защиту нарушенных прав. В связи с этим судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.09.2019 № 305-ЭС19-11815 по делу №А40-50736/2018

7. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в очередной раз подтвердила, что акт сверки первичным учетным документом в отличие от акта сдачи-приемки работ не является, сам по себе не может подтверждать прекращение обязательства по оплате работ

Между сторонами был подписан договор на выполнение работ по установке оконных блоков. Подрядчик выполнил работы и 21.10.2016 направил в адрес заказчика акты КС-2 и КС-3, которые последний получил 21.12.2016.

Заказчик не подписал данные акты и не оплатил выполненные по ним работы, в связи с чем подрядчик обратился в суд с иском о взыскании задолженности.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска в связи с тем, что акт формы КС-2 от 21.10.2016, на основании которого заявлен иск, не указан в подписанном сторонами акте сверки от 31.12.2016, подтверждающем отсутствие у ответчика задолженности. Факт направления в адрес ответчика указанного выше акта выполненных работ, по мнению судов, не является безусловным подтверждением выполнения истцом работ в порядке и сроки, определенные договором. С решением согласились апелляционная и кассационная инстанции, оставив его без изменений.

Экономколлегия ВС РФ судебные акты предыдущих инстанций отменила и отправила спор на новое рассмотрение, обозначив, что, в соответствии с положениями статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», акт сверки первичным учетным документом в отличие от акта сдачи-приемки работ не является, сам по себе не может подтверждать прекращение обязательства по оплате работ. Между тем в материалах дела имеются доказательства исполнения подрядчиком обязательства по направлению актов по выполненным работам для подписания, а ответчиком не предоставлено мотивированных возражений от их подписания.

В данном случае в очередной раз, но под новым углом рассматривается доказательственная сила акта сверки. Несмотря на то, что подрядчик после направления актов о приемке работ, подписал акт сверки, в котором данное исполнение не зафиксировано, ВС РФ обозначил, что сам по себе акт сверки при наличии конкурирующих доказательств не имеет доказательственной силы, поскольку не является первичным учетным документом.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.09.2019 № 305-ЭС19-9109 по делу № А40-41687/2012