+7 (495) 93 77 123

Информационный бюллетень уголовно-правовой практики (Выпуск 2, 2019)

20 мая, 2019

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Постановлением Конституционного Суда РФ от 17.04.2019 № 18-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 73, части первой статьи 299 и статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.В. Янмаевой» ч.1 ст.73, ч.1 ст.299 и ст.307 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные нормы позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Из жалобы Янмаевой И.В. следовало, что апелляционным приговором Волгоградского областного суда от 31.03.2016 ряд граждан признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ, и осуждены за действия, связанные с хищениями денег, принадлежащих вкладчикам жилищно-строительного кооператива, совершенные организованной группой в крупном и особо крупном размере путем обмана и злоупотребления доверием. Тем же приговором за потерпевшими признано право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения причиненного им вреда передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом сохранен до полного возмещения такого вреда арест, ранее наложенный на ряд имущественных объектов, в том числе на двухкомнатную квартиру в г. Волгограде и автомобиль, право собственности на которые не оспорено заинтересованными лицами и зарегистрировано за Янмаевой И.В., участвовавшей в уголовном деле как свидетель и не привлекавшейся в качестве обвиняемой, гражданского ответчика или лица, обязанного возместить вред, причиненный виновными.
С приговором согласились судьи судов кассационной инстанции (судьи Волгоградского областного суда, Верховного Суда РФ и заместитель Председателя Верховного Суда РФ). Отвергая доводы кассационных жалоб Янмаевой И.В., они исходили из того, что обстоятельства, послужившие основанием для наложения ареста на принадлежащие ей квартиру и автомобиль, не отпали и нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения уголовного дела по существу: эти объекты были переданы одной из осужденных в собственность Янмаевой И.В., являвшейся соучредителем юридического лица, созданного в целях сохранения денежных средств и имущества, добытых преступным путем.
Конституционный Суд РФ в своем постановлении указал, в частности, следующее.
Часть девятая статьи 115 УПК РФ, устанавливающая, что арест на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения этой меры лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. Иное приводило бы к подмене частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, причем выходящими за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, а обеспечение исковых требований посредством сохранения ареста на имущество без процессуальных гарантий защиты прав собственника не отвечало бы предписаниям статей 17, 19, 35 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции РФ, влекло бы бессрочное и не контролируемое судом ограничение его прав.
Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ.
Следует отметить, что положения УПК РФ, регламентирующие порядок наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, а также его продления и отмены, Конституционным Судом РФ ранее неоднократно проверялись.
Так, в определении от 29.11.2012 № 2227-О Конституционный Суд РФ выявил смысл положений ч. 9 ст. 115 УПК РФ и отметил, что система действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения ареста на имущество лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.
Постановлением от 21.10.2014 № 25-П признаны не соответствующими Конституции РФ положения ч.ч. 3 и 9 ст. 115 УПК РФ в той мере, в какой этими положениями не предусматривается надлежащий правовой механизм, позволяющий эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество.


Однако, несмотря на сформировавшуюся позицию Конституционного Суда РФ практика судов общей юрисдикции по уголовным до настоящего времени шла иным путем: зачастую суды при постановлении приговоров необоснованно сохраняли арест, наложенный на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми, осужденными или гражданскими ответчиками по уголовному делу, несмотря на окончание судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.
Сохраняя указанную меру процессуального принуждения, суды, как правило, используют стандартные формулировки: «необходимость обеспечения имущественных прав потерпевших», «до рассмотрения иска в порядке гражданского судопроизводства по существу», «до возмещения материального ущерба потерпевшим» и т.п.
При этом в ряде случаев гражданские иски потерпевшими в рамках уголовных дел вообще не заявляются и возможность такого обращения в суд в дальнейшем носит гипотетический характер.
При таких обстоятельствах Конституционный Суд РФ был вынужден вновь высказаться по этому актуальному вопросу, проверив конституционность положений УПК РФ, регламентирующих полномочия суда, связанные с разрешением вопросов при постановлении приговора, в части определения дальнейшей судьбы арестованного имущества.
Конституционный Суд РФ вновь разъяснил, что сохранение ареста имущества по уголовному делу после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу недопустимо, поскольку противоречит Конституции.
В связи с этим дальнейшее, после постановления приговора, производство по гражданскому иску в целях разрешения в порядке гражданского судопроизводства вопроса о размере возмещения также предполагает возможность обеспечения иска посредством наложения ареста на имущество, который, однако, не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.
Ожидается, что состоявшееся Постановление должно окончательно разъяснить судам основания и порядок отмены наложенного в рамках уголовного дела ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми, осужденными или гражданскими ответчиками по уголовному делу, и привести к формированию единообразной судебной практики по данному процессуальному вопросу.
Наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.