Назад к новостям

Пленум ВС РФ принял постановление по антимонопольным вопросам

4 марта 2021 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял масштабное постановление «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства». Новое постановление более чем в два раза превосходит по объему своего предшественника – принятое в 2008 г. одноименное постановления Пленума ВАС РФ.

Постановление состоит 66 пунктов, разбитых на 10 разделов. Первые 65 пунктов содержат разъяснения широкого спектра вопросов, связанных с антимонопольным регулированием, а последний пункт прекращает действие 20 (из 31) пунктов постановления Пленума ВАС РФ. Разъяснения, данные в постановлении, окажут существенное влияние на дальнейшее развитие практики применения законодательства о защите конкуренции.

В первую очередь стоит отметить направленность постановления на уход формальных подходов в антимонопольном регулировании, повышение стандартов доказывания и глубины исследования ситуации. Это отчетливо прослеживается в позиции Пленума по одним из самых острых вопросов в антимонопольном регулировании – применению института коллективного доминирования и установлению картелей на торгах:

Формальный подход к установлению коллективного доминирования уже давно стал предметом критики со стороны экспертов и бизнеса. Он позволяет на основе распределения долей 2 – 5 крупнейших участников рынка признавать их коллективными доминантами, а затем отдельно анализировать их действия на предмет злоупотребления доминирующим положением.

В постановлении приведена очень важная позиция о необходимости оценки возможности совокупного влияния коллективных доминантов на рыночные условия как единого целого, ограничивающая такой формальный подход. В продолжение этой логики Пленум пояснил, что если условия обращения товара на рынке находятся под влиянием только одного субъекта, то норма о коллективном доминировании не применяется.

К сожалению, остается неопределенность относительно тех случаев, когда особенности рынка не позволяют его участникам ни коллективно, ни индивидуально влиять на рынок. Также не получила пока оценку практика установления признаков нарушения только в действиях отдельных субъектов коллективного доминирования.

Пленум закрепил необходимость детального анализа причинно-следственной связи между действиями участников торгов и повышением, снижением или поддержанием цен на торгах. В частности, необходимо исследовать возможно ли вообще извлечение выгоды из картеля его участниками и не привели ли действия организатора торгов ограничению возможности повышения (снижения) цены. 

Также прямо указано, что распространенная практика соглашений между участниками, направленная на неприменение правил заключения договора с единственным участником (например, необходимость согласования с антимонопольным органом) и не связанная с повышением, снижением или поддержанием цен на торгах, не является заключение и реализацией антиконкурентного соглашения на торгах.

В постановлении сложно выделить наиболее значимые пункты – все вопросы, затронутые постановлением, очень актуальны и сформировались по результатам длительной коммуникации с представителями бизнеса, юристами и учеными. Тем не менее мы бы отметили следующие разъяснения:

Неполучение лицом прямого дохода на рынке не исключают распространения на это лицо антимонопольных требований.

Это разъяснение особенно актуально для цифровых рынков, на них услуги часто оказываются с нулевой ценой, а доход извлекается на смежных рынках (напр., на рынке рекламы).

При оценке наличия доминирования субъекта на рынке оценивается, в том числе его положение относительно потребителей. В качестве критерия оценки суды вправе учитывать возможность противодействовать влиянию хозяйствующего субъекта на товарном рынке.

Вопрос соотношения рыночной власти продавцов и потребителей поднимался, например, при исследовании распространенного в нашей стране (как наследнице плановой системы) явления – двусторонних монополий. На таких рынках продавец и потребитель взаимозависимы и имеют примерно равное влияние друг на друга. Такие субъекты, даже имея доли 100 %, могут быть признаны не занимающими доминирующее положение.

Само по себе взаимодействие конкурентов к общей выгоде не является картелем. В качестве примеров Пленум приводит заключение договоров простого товарищества для ведения совместной деятельности; привлечение одним хозяйствующим субъектом другого в качестве соисполнителя (субподрядчика) по гражданско-правовому договору и т. п.

Перечисленные варианты взаимодействия традиционно рассматриваются как влекущие высокие антимонопольные риски. При этом в большинстве случаев такое горизонтальное объединение ресурсов не может оказать негативного влияния на конкуренцию и не имеет антиконкурентной направленности. Иногда при квалификации между допустимым и недопустимым взаимодействием конкурентов довольно тонкая грань. Представляется, что наличие рассматриваемого положения в постановлении позволит усилить линию защиты компаний, необоснованно обвиняемых в картеле, а также снизить уровень риска взаимодействия с конкурентами.

Злоупотреблением доминирующим положением может быть признано как наличие, так и отсутствие ценовой дифференциации – ценовая дифференциация (ее отсутствие) должна быть обоснована с учетом требований ГК РФ об отдельных видах договоров, разумности поведения хозяйствующего субъекта и объективных условий его деятельности на соответствующих рынках.

Гражданско-правовой характер правоотношений, в рамках которых выдано предписание не является основанием признания решения и предписания недействительными.

Аналитический отчет антимонопольного органа не предопределяет выводов о наличии (об отсутствии) антимонопольного нарушения, а Заключения по вопросам анализа состояния конкуренции на товарном рынке других лиц также могут быть приняты судом в качестве доказательств.

Руководитель группы практики антимонопольного регулирования