+7 (495) 93 77 123

Медиа-центр

Ключевой контакт

Анастасия Василенко

Адвокат, практика разрешения споров и медиации

e-mail: A.Vasilenko@artdelex.ru

Анастасия Василенко | мнение для "Адвокатская газета": "Практика ищет подходы"

26 декабря, 2019

Источник: Адвокатская газета

Правовые позиции судов в деле защиты прав граждан-вкладчиков не приведены к общему знаменателю

В комментарии к статье Юлии Севастьяновой «Защита прав вкладчика» (см.: «АГ». 2019. № 22 (303)) анализируются приведенные автором факторы, которые, с ее точки зрения, обусловливают неэффективность предоставляемых государством гарантий в отношении граждан-вкладчиков, и высказывается мнение, что не все из них оказывают негативное воздействие на регулирование системы защиты их прав. В целом, отмечается в комментарии, необходимо исходить из того, что практика все еще ищет подходы к разрешению споров с гражданами-вкладчиками.

В первой из цикла статей о способах судебной защиты прав банковских вкладчиков автор дает обзор факторов, обусловивших неэффективность предоставляемых государством гарантий в отношении граждан-вкладчиков, а также разбирает особенности отношений вкладчика с банком при наступлении страхового случая.

Автор настроен скептически по отношению к действующему регулированию системы защиты прав граждан-вкладчиков и критикует будущие нововведения, которые, по ее мнению, усложнят и удлинят путь защиты прав и законных интересов в ситуации недобросовестности банков.

С автором сложно спорить на предмет актуальности проблемы правовой защиты вкладчиков в условиях частого отзыва банковских лицензий и чистки банковской сферы со стороны Центробанка России, а также недобросовестных действий сотрудников банков, превращающих вклады в «забалансовые».

Тем не менее не могу разделить позицию о необходимости специального закона, регулирующего защиту потребителей финансовых услуг. Принятие подобного отдельного закона явится лишь очередной формой бюрократизации и умножения аналогичных норм в нескольких законодательных актах. Необходимое регулирование уже содержится в Гражданском кодексе РФ, в Законе о защите прав потребителей и Законе о несостоятельности (банкротстве).

Для иллюстрации важности специального регулирования автор приводит два противоречащих друг другу акта Верховного Суда РФ1, в первом из которых ВС РФ посчитал, что неустойка банка за просрочку возврата вклада определяется по норме п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей (тогда как ст. 856 ГК РФ – общая норма); во втором – совершенно наоборот – ВС РФ указал, что за несвоевременный возврат вклада банк заплатит проценты по ст. 856 ГК РФ, а не потребительскую неустойку. Безусловно, постоянно плавающая позиция ВС РФ (обусловленная в первую очередь усилением нагрузки на несостоятельные банки) является признаком нестабильности системы. Вместе с тем ВС РФ будет толковать специальный закон тоже в угоду экономике, что не приведет к реальной защите вкладчиков.

Не могу усмотреть негативных последствий и в изменении подхода к оспоримости и ничтожности сделок банковского вклада в случае несоответствия закону. Очевидно, что невозможно идти на поводу у некоей аксиомы «вкладчик-гражданин – незащищенная и слабая сторона». Вкладчик также должен принимать ответственное участие в заключении договоров, а такая мера, как признание договора ничтожной сделкой (и соответственно, ее последствия), должна применяться исключительно.

Помимо этого, представляется надуманной критика института уполномоченного по правам потребителя, равно как и критика внедрения досудебного порядка. Конечно, повсеместное введение уполномоченных во многие сферы стало восприниматься юридическим сообществом как пародия на реальную защиту прав. Тем не менее следует обратить внимание на возможность не только разгрузить судебную систему от споров, не требующих высокой судейской квалификации, но и существенно повысить уровень финансовой грамотности за счет консультирования граждан в рамках деятельности уполномоченных.

Кроме того, удлиняя путь защиты посредством введения досудебной процедуры, законодатель позволил вкладчикам ощутимо сэкономить свое время и силы: во-первых, на досудебной стадии велик шанс урегулирования ситуации, во-вторых, судебная процедура никому не кажется «простой и понятной», требует юридической квалификации представителя, оплаты госпошлины и прочее.

По существу вопроса защиты прав вкладчиков при наступлении страхового случая автор приводит анализ правовых позиций ВС и КС РФ и обращает наше внимание на изменчивость в позиции судов. Автор справедливо указывает на участившиеся случаи квалификации требований вкладчика к банку как требования третьей очереди, а не первой (как того требует методика АСВ). Это очень важный момент в доказывании, ведь если требование попадет в третью очередь, шанс получения средств сводится к нулю. И очевидным негативным фактором становится нелогичная квалификация, примененная судом в деле № А40-172055/13, в котором договор вклада был квалифицирован как договор займа по причине несоответствия текста договора типовой форме (вызывает удивление сам факт выдачи физическим лицом кредита банку в размере 30 млн руб.).

Автор также говорит о важном аспекте – применении закона о банкротстве в отношении тех требований по возврату вклада, которые якобы удовлетворены вне очереди несостоятельной кредитной организацией. ВС РФ справедливо прекратил практику применения к таким выплатам ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В целом необходимо исходить из того, что практика все еще ищет подходы к разрешению споров с гражданами-вкладчиками, но все же хотелось бы получить от автора статьи больше практических советов по методике доказывания в рамках защиты прав банковских вкладчиков.


Определение Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 13-КГ15-3 и Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 сентября 2016 г. № 88-КГ16-7 (вошло в п. 7 «Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27 сентября 2017 г.)).

Читать статью в "Адвокатская газета": https://www.advgazeta.ru/mneniya/praktika-ishchet-podkhody/