+7 (495) 93 77 123

Медиа-центр

Ключевой контакт

Артур Зурабян

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража

e-mail: A.Zurabyan@artdelex.ru

Сохранить e-card

Информационный бюллетень практики разрешения споров и медиации (Выпуск 2, 2019).

6 мая, 2019

Среди вынесенных за март-апрель 2019 года судебных актов можно выделить несколько, имеющих интерес для последующей практики.

1. Положения статьи 188 АПК РФ допускают возможность обжалования определения об отказе в отзыве исполнительного листа в вышестоящие инстанции
Заявитель обратился в суд апелляционной инстанции с жалобой на определение об отказе в отзыве исполнительного листа, содержание которого, по мнению заявителя, не соответствовало резолютивной части апелляционного постановления, вынесенного по существу спора.
Тем не менее, апелляционная инстанция прекратила производство по жалобе в соответствии со ст. 319 АПК РФ и пунктом 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», в связи с тем, что жалоба подана на судебный акт, не подлежащий обжалованию в порядке апелляционного производства.


Суд кассационной инстанции с мнением нижестоящего суда не согласился и указал на то, что судебная практика исходит из того, что применительно к ч. 7 ст. 319 АПК РФ, возможен отзыв исполнительного лист и в иных случаях, не обозначенных в данной норме. Исходя из анализа статей 272, 188 и 319 АПК РФ, в целях обеспечения конституционных прав заявителя на судебную защиту в настоящем случае он вправе обжаловать судебный акт в апелляционном и кассационном порядке.
Более того, в противном случае заявитель лишился бы возможности заявить возражения на судебный акт как в рамках рассмотрения дела по существу, так и при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, поскольку первоначальный спор уже рассмотрен судами трех инстанций и заявление об отзыве исполнительного листа носило самостоятельный характер.
Следует, однако, отметить, что суд учел конкретные обстоятельства дела, а именно тот факт, что у заявителя отсутствовали иные процессуальные возможности для реализации права на заявление возражений на судебный акт, а также то, что заявителем предпринимались меры по восстановлению нарушенных прав (заявитель обращался с заявлением о разъяснении апелляционного постановления).
(постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.03.2019 по делу № А40-207814/2017)

2. В случае значительного уменьшения истцом размера исковых требований при рассмотрении вопроса о распределении судебных расходов суд должен поднять вопрос о наличии злоупотребления правом со стороны истца
Истец обратился в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В процессе рассмотрения спора была проведена судебная экспертиза, по результатам которой истец уменьшил размер исковых требований в 4 раза.
Суд первой инстанции иск удовлетворил частично, и при распределении судебных расходов применил положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении судебных издержек.
Однако апелляционная инстанция изменила решение, указав, что уточненные исковые требования были удовлетворены в полном объеме, следовательно, правила о пропорциональном распределении судебных расходов применению не подлежат.


Судебная коллегия Верховного Суда РФ посчитала выводы апелляции неверными, поскольку согласно пункту 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанны с рассмотрением дела», при распределении судебных издержек следует исходить из размера требований, поддерживаемых истцом на момент принятия решения по делу. Вместе с тем уменьшение истцом размера исковых требований в результате получения при рассмотрении дела доказательств явной необоснованности этого размера может быть признано судом злоупотреблением процессуальными правами и повлечь отказ в признании понесенных истцом издержек необходимыми полностью или в части (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ч. 6, 7 ст. 45 КАС РФ) либо возложение на истца понесенных ответчиком судебных издержек (ст. 111 АПК РФ).
В данном деле требование истца о доплате страхового возмещения было основано на подготовленном истцом экспертном заключении. Согласно же результатам судебной экспертизы, часть повреждений автомобиля была вызвана не дорожно-транспортным происшествием, в связи с которым был заявлен иск. После получения судом заключения судебного эксперта истец ходатайствовал об уменьшении размера исковых требований, учитывая исключенные повреждения. Таким образом, судом было получено доказательство явной необоснованности первоначальных требований, о чем истец не мог не знать, что свидетельствует о возможном злоупотреблении последним процессуальным правом.
В связи с этим, Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение, указав суду на необходимость рассмотреть вопрос о наличии злоупотребления в поведении истца.
(определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12.03.2019 по делу № 14-КГ18-57)

3. Конституционный суд признал п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного постановления нормативный правовой акт признан судом недействующим, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.
Конституционный Суд рассмотрел вопрос конституционности ст. 392 ГПК РФ в том смысле, в котором эта статья препятствует обжалованию вступившего в законную силу судебного постановления по новым обстоятельствам в связи с принятием другого решения в порядке административного судопроизводства, которым нормативный правовой акт, на основании которого было вынесено судебное постановление, был признан недействующим.
Позиция судов в отношении заявителя заключалась в том, что решением по административному делу положения нормативного правового акта признаны недействующими только на будущее время и, следовательно, такое решение по смыслу ст. 392 ГПК РФ не может повлиять на правоотношения, возникшие в период действия этих положений, и не является новым обстоятельством для целей пересмотра решения.


Тем не менее, Конституционный Суд указал, что у административного истца, являющегося (являвшегося) одновременно участником гражданского дела, имеется юридическая заинтересованность в рассмотрении по существу его заявления об оспаривании подлежащих применению (примененных) в этом гражданском деле положений нормативного правового акта. Кроме того, обращаясь за судебной защитой в порядке административного судопроизводства, лицо предпринимает усилия для отстаивания своей позиции, а также несет временные и финансовые издержки (на уплату государственной пошлины при подаче административного искового заявления и жалобы на принятое решение, на оплату услуг представителя, отвечающего требованиям, предусмотренным ст. 55 КАС РФ), а потому имеет разумные основания ожидать, что решение об удовлетворении его требования будет способствовать дальнейшей защите его имущественных и иных прав.
Соответственно, сложившаяся практика арбитражных судов, согласно которой признание в порядке административного судопроизводства по требованию заинтересованного лица нормативного правового акта, примененного арбитражным судом в деле с участием этого лица, недействующим с момента вступления решения об этом в законную силу, не является основанием для пересмотра по новым обстоятельствам, препятствует восстановлению нарушенных прав этого лица, хотя оно и предприняло комплексные меры по их защите, прибегнув к параллельному использованию различных ее форм.
В противном случае, когда нарушение прав лица применением нормативного правового акта в гражданском деле уже имело место, невозможность для него извлечь благоприятные правовые последствия из судебного решения, которым удовлетворено его административное исковое заявление (но этот акт признан недействующим только на будущее время), обесценивала бы само право на обращение в суд с административным иском.
(постановление Конституционного Суда РФ от 11.01.2019 по делу о проверке конституционности пункта 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ в связи с жалобой гражданина А.М. Андреева)

4. В деле о признании недействительными решений общего собрания акционеров публичного акционерного общества суды вышестоящих инстанций не учли доводы о злоупотреблении истцом правом (ст. 10 ГК РФ) и отказали в защите интересов миноритариев
Истец (акционер и член совета директоров ответчика – акционерного общества) обратился в суд с иском к обществу о признании недействительными решений общих собраний акционеров об одобрении крупных сделок, поскольку указанные сделки не являлись крупными, не подлежали одобрению, соответственно, принимая оспариваемые решения общее собрания вышло за пределы своей компетенции, что является основанием для признания их ничтожными.
Первая инстанция пришла к выводу, что оспариваемые сделки являются крупными, поскольку их предмет по стоимости превысил 50 процентов балансовой стоимости активов общества.
Однако суд апелляционной инстанции с нижестоящим судом не согласился, признав несоответствие сделок качественному критерию крупности, согласно которому не являются крупными сделки, имеющие только количественный критерий – значительный размер, но совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности; т.е. совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (п. 4 ст. 78 Федерального закона от 26.12.1995 № 208 «Об акционерных обществах»).
Кассационный суд поддержал выводы апелляции.


Дело интересно тем, что все судебные инстанции не изучили и не отразили в своих актах оценку фактических обстоятельств спора, очевидно свидетельствующих о существовании корпоративного конфликта между обществом и миноритариями (третьими лицами), обратившимися после принятия оспоренных решений к обществу с требованиями о выкупе акций. Общество эту предусмотренную законодательством обязанность не исполнило, вместо этого директор общества обратился в суд с настоящим иском о признании решений недействительными с целью препятствования миноритариям в реализации их права предъявление требования о выкупе акций.
При этом, как отметили третьи лица, истец своими действиями подтвердил, что сделки являются крупными для общества, поскольку на заседаниях совета директоров он голосовал за одобрение как крупных сделок отдельных договоров поручительства и не голосовал против вынесения вопроса об одобрении договоров на общее собрание акционеров, выбрал вариант «воздержался».
Тем не менее, суды ограничились только рассмотрением вопросов крупности сделок и права истца на иск в качестве акционера, не принявшего участия в собрании, не приняв во внимание противоречивость поведения директора общества, а также того факта, что дело имеет характер технического, в котором стороны создают видимость спора для получения необходимого судебного акта. Доводы третьих лиц о непоследовательности директора кассационный суд истолковал как обстоятельства, не имеющие правового значения, поскольку квалификация сделки как крупной не зависит от субъективных мнений отдельных лиц.
Данное дело иллюстрирует неготовность судов выявлять недобросовестность в действиях сторон корпоративного конфликта (неприменение принципа эстоппеля) и их негибкий подход к защите прав и законных интересов миноритарных акционеров.
(постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2019 по делу № А40-99921/2018)